Тед Качинский

Тед Качинский

Америка в 1996 году узнала новое слово — Унабомбер. Прозвище Унабомбер, — «Unabom» от «UNiversities and Airlines BOMbings» — «УНиверситетов и Авиакомпаний БОМбардировки», дали Теодору Джону Качинскому сотрудники ФБР. Близкий к анархизму террорист-одиночка, его отличительной особенностью была пересылка взрывных устройств по почте.

Теодор Качинский, родился в США, Чикаго 22 мая 1942 года. В детстве предпочитал играть один, педиатры подозревали, что он страдает аутизмом. В школе он переходил через классы, вследствие хорошо развитого интеллекта, но только этим не располагал вниманием сверстников; они утверждают, что он сторонился большой компании. Поступил в Гарвардский университет в 16 лет.

Студенты Гарвардского университета тоже обходили сокурсника, считая, его немного не от мира сего. Теодор не старался преодолеть собственной скованности в общении, и вероятно, одиночество его совершенно не расстраивало.

Университет он закончил с отличием, некоторое время читал лекции по философии в Беркли, после оставил работу, переехав в горы штата Монтана, где на лестном участке соорудил для себя домик без соответствующего комфорта, — из фанеры. Ученый муж неподдельно веровал в собственную идеологию. В противодействие обществу, в его сооружении не было проведено электричество, отсутствовали какие-либо инструменты, в своей работе вместо компьютера он пользовался пишущей машинкой.

Всей своей новой жизнью профессор Теодор Качинский выказывал отрицание технического прогресса.

Принципиальный человек, он идентифицировал социально-политические и экономические проблемы, волнующие его, это: удаление человека от лона природы, перенаселение, социальный конформизм, быстрые темпы научно-технического прогресса, корпоративного господства, были оформлены в манифест Унабомбера, и отправлены им в несколько газет и в редакцию журнала Пентхаус.

Начало борьбы с благами цивилизации он начал в 1978 году необычным и своеобразным образом — рассылкой бомб в организации страны.

На счету Качинского 16 бомб-посылок. От произведенных взрывов погибли три и ранено 23 человека. Его первыми жертвами стали служащие университетов и авиакомпаний.

Выбор жертв Качинского всегда останавливался находившихся в центре общественного внимания, ученых, предпринимателей и деятелей рекламного бизнеса.

На поиски преступника ФБР понадобилось 17 лет, но они не смогли бы его поймать, если бы, не его брат, опознавший в письме почерк Тэда. Соответственно этому можно предположить, что террорист способствовал собственной поимке, настояв на публикации в прессе своего манифеста.

Теду было необходимо собрать и структурировать его мысли в эссе, впоследствии которое стало известно в мире. Профессор университета Висконсина одобрил грамматику и стилистику Унабомбера. «Проза очень хорошая, подкупает правильность изложения собственных мыслей на бумаге. Поражает последовательность и стилистика эссе, очень редкий талант».

Серьезные и главные газеты страны, такие как «Нью-Йорк Таймс» и «Вашингтон Пост» не выказали желания издать манифест. Боб Гучиони редактор журнала «Пентхаус» сделал шаг навстречу, выкупив рекламную страничку в «Нью-Йорк Таймс», для отправки открытого письма Унабомберу. В опубликованном письме Боб взял на себя обязательства издать манифест без цензуры в своем журнале, предложил Теду регулярно писать для «Пентхауса».

Боб, чтобы не обидеть Унабомбера высказанным предложением, заметил внушительную популярность этого эротического журнала у многих, в том числе и власть имущих, и в письме-рекламе сказал: «В течение 25-ти лет „Пентхаус“ самый популярный журнал в истории журналистики, удерживая первое место по окупаемости в Пентагоне. Если ты желаешь внимания — ты его обретешь».

Теодор Качинский контактировал с редактором журнала «Пентхаус» некоторое время, в основном по телефону, но их пути разошлись после опубликования эссе-манифеста под выражением «Индустриальное Общество и Его Будущее» в газетах.

Дэвид Качинский брат Теодора, прочитав опус, ощутил животный холодок под животом. Жена Дэвида нашла координаты и связалась с другом детства, работающим детективом в Инвестигатив Групп Интернешнл. Результаты проведенной почерковедческой экспертизы эссе, детектив направил в ФБР. Следственные органы вышли на след взрывателя в 1996 году.

Будучи в тюрьме в ожидании судебного приговора Качинский совершил попытку суицида, для избегания психиатрической экспертизы. Из суицидальной попытки ничего не вышло, для определения психического состояния преступника суд определил эксперта Салли Джонсона, который по стечению обстоятельств исследовал Джона Хинклей.

Свое экспертное заключение Джонсон начал с биографического описания Теодора Качинского. Тэд — рядовой 16-летний первокурсник Гарварда. Его взросление сопровождалось типичными психологическими травмами, характерными для некоторых студентов Америки: депрессией, «острым сексуальным голоданием», достигающим своей кульминации, описанную следующим: «несколько недель интенсивного, постоянного сексуального волнения, сопровождающегося фантазиями о смене биологического пола при помощи хирургического вмешательства». По данному вопросу Тэд просил в свое время университетского психолога о консультации, но в последний момент испугался огласки и передумал, полностью описав волновавшие и терзавшие его душу чувства в дневнике.

«Отходя от строения, я почувствовал брезгливость по отношению к едва сдерживаемому сексуальному желанию, почти заставившему совершить поступок, который потом привел бы мои чувства в оскорбленное состояние и я ненавидел бы психиатра. Я думал, что хочу убить психиатра, из-за того, что будущее казалось абсолютно ничего не значащим. Мне казалось, что все равно буду я жив или мертв. И всем этим я смог себе ответить, почему в действительности мне не прикончить врача и всех, кого я не люблю. Все, что сейчас является важным, это не мысли, изменившие мое мнение, а именно то, что я ощущал. Самое главное действительное мое открытие, что я фактически и в действительности понимал, что я смогу совершить убийство. Безнадежность моего состояния и всех жизненных ситуаций растворилась, так как я больше не думал о смерти. И не страшился последствий, сказав себе, что я в действительности смог бы избежать своего наскучившего и обычного существования нарушив законодательство, и сделав поступок, который осудила общественность, и назвало бы безответственностью или преступлением. В то же самое время я возродился, как птица-Феникс из пепла уныния и полетел к изящной обновленной надежде, и тут же в моей жизни наступил поворотный момент».

Молодой Теодор решил завести дневник по нескольким причинам, первое — боязнь того, что люди могли счесть его психически больным, что в свою очередь нашло отражение в его дневнике: «Я имею намерение совершать убийства. При условии, что у меня все получиться, и, вероятно, когда меня поймают, надеюсь, что не живого, тогда общество задумается о мотиве совершенных мной преступлений; как у Чарльза Витмана, убившего в штате Техас, в 60-ых годах, 13 человек. Когда люди поймут, зачем я совершил эти преступления, скорее всего они, сойдутся во мнениях, что я „псих“».

Тед Качинский обвинялся в убийстве трех человек и причинении увечий 23 другим при помощи взрывных механизмов, которые жертвы получали в почтовых посылках.

В ходе предварительного следствия Качинскому предъявили обвинение по нескольким пунктам, два из которых, при признании Унабомбера виновным, карались смертью. Он предпочел жизнь, заключив сделку с правосудием, признавшись в нескольких взрывах, и вместо смертельного приговора был осужден на пожизненное заключение без права на условно-досрочное освобождение.

При вынесения приговора, обвиняемый Теодор Качинский обратился к судье: «Я прошу, чтобы общественность не судила обо мне на основании приговора».

После оглашения приговора, преступник сделал следующее заявление, относительно его дела, которое «только политическое и содержит ложь», и путем дискредитации его личности правительство намеревается также поступить и с его идеями.

Профессора математики Теда Качинского, осудили на четыре пожизненных срока без возможности амнистии, и перевезли в федеральную тюрьму штата Колорадо. За свою жизнь он так и не завел друзей. Будучи в заключении Тэд познакомился с Тимоти Маквином, они находили разнообразные темы для разговора: «Я люблю Тимоти в глубине души. Мне представляется, что многие могли бы полюбить его».

Оставшуюся жизнь боец с технической революцией будет изолирован от непонятной ему социальной общности. Решение суда устроило пострадавших от акций Унабомбера, выступивших в ходе судебного процесса.

Поддержите проект любой суммой:

Новое на сайте:

Комментарии

  1. Загрузка комментариев

Оставить комментарий